Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Либерал Либеральность Либерализм

Наш русский либерал, прежде всего, лакей и только и смотрит,

как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

Ф.М.Достоевский

— Дмитрий Сергеевич, вы как представитель либеральной интеллигенции…

— Деточка, ну какой же я либеральный интеллигент? У меня профессия есть, и я Родину люблю!

Дмитрий Сергеевич Лихачёв

  У нас либералов нет, у нас продажные шкуры есть.

 – Рамзан Кадыров

         Либеральность Либерал как качество личности – склонность ставить  превыше всего, даже Бога, мнимые права и свободы человека, его желания и хотелки; проявлять к людям чрезмерную терпимость, вредную толерантность, пагубную снисходительность и попустительство.

     Либерал – своеобразный сектант, ибо человека он ставит на пьедестал Бога. В центре жизни, на её переднем плане он видит человека. Бог в его понимании или вообще выпадает из жизни или находится где-то далеко на заднем плане. Молиться либералу не кому. Божьи заповеди, по его мнению, безнадёжно устарели, поэтому на помойку их, на свалку истории!

     То есть либерал поклоняется хотелкам человека, его стремлению к получению удовольствий. Это он называет свободой. Всё, что доставляет удовольствие человеку, есть, по его мнению,  Абсолютное благо. При таком видении отметаются рамки добра и зла. Поэтому по своей сути современный либерализм греховен.

       Либерал, делая человека Центром мира, тем самым забывает о греховности «венца творения».

        Либерализм, делая Центром мироздания человека с его страстями, эгоизмом, завистью, корыстью, неизбежно  приходит  к  богоборчеству. Бог мешает либералам реализовать все ненасытные людские желания, часто находящиеся в стороне от всякого добра и нравственности.

      Если человек чего-то возжелает, он, по мнению либерастов, имеет на это право. Желает кушать человечью мертвечину – пусть ест, если это не противоречит закону. Возникает конфликт, который и приводит либералов к богоборчеству.

     Патриарх Кирилл утверждает: «Поставление самого себя в центр жизни и есть либеральная идея. А если я в центре — что выше меня? В каком-то смысле это греховная идея, потому что поставление в центр жизни самого себя — это и есть отпадение от Бога. В центре жизни должен быть Бог».

     «Грешили наши предки, но грех грехом и называли, а нынешние либералы, согрешая, стараются грех оправдать, будто бы он — законное дело». — Иоанн Кронштадтский

       Пошли как-то либералы к православным в храм и поглумились там над всем святым.
Разгневанные православные решили отплатить им той же монетой. Но ничего у них не получилось — не смогли они найти у либералов ничего святого.

      Либерал думает, что если дать человеку свободу без ограничений, то будет ему счастье. На самом деле либерализм толкает общество в болото эгоцентризма, деградации и вседозволенности.

     Либерализм в ходе своей эволюции, поставив всё на греховного человека, неизбежно становится рабом его ненасытных желаний и безнравственных хотелок.

     Забыв о нравственности, современные либерасты поощряют однополую любовь, сексуальную и нравственную распущенность.

      — Ну почему средь наших либералов
Так мало сексуальных натуралов…

— Меня зовут Олег Петрович, я либерал. Дети, по очереди представляйтесь так же, как и я… — Меня зовут Маша, я либералка… — Меня зовут Стёпа, я либерал… — Меня зовут Вовочка, я патриот. — Вовочка, почему ты патриот?!! — Моя мама патриотка, мой папа патриот, мои друзья — патриоты и я тоже патриот. — Вовочка, а если бы твоя мама была проституткой, твой папа — наркоманом, сестра — шлюхой, а друзья — геями, лесбиянками и свингерами. Кем бы ты был тогда?!  — Вот тогда бы я был либералом.

      В обществе потребления подавляющее число людей заботится лишь об удовлетворении своих потребностей. И если либеральные ценности оправдывают ожидания большинства обывателей и приносят их ненасытным чувствам желанные удовольствия, они, без сомнения, встречаются с радостью. Такая угодливость лежит в основе миропонимания либерастов. Бог и Его заповеди, естественно, забываются или вообще хоронятся.

       По отношению к своей стране либерал – та же свинья под дубом: жадно жрёт жёлуди с этого дуба и одновременно подрывает его корни.

       Ф.М. Достоевский в «Идиоте» пишет: Мой либерал дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать. Каждый несчастный и неудачный русский факт возбуждает в нём смех и чуть не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, всё. Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм».

       Единственный совет, который могут дать либероиды – как кинуть и предать собственный народ.

       Либерал всегда презирает собственный народ и ненавидит Россию.

          Плеваться дерьмом  и выплёскивать помои на Россию– качественная особенность российских либералов.

         Либералы «первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия как-нибудь вдруг перестроилась, хотя бы даже на их лад, и как-нибудь вдруг стала безмерно богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная ненависть к России, в организм въевшаяся…» (Ф.М.Достоевский)

Напрасный труд!

Нет, их не вразумишь:
Чем либеральней, тем они пошлее;
Цивилизация для них фетиш,
Но недоступна им её идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда,
Не слуги просвещенья, а холопы.

Федор Тютчев

       Либераст вроде выступает за права людей, за их свободы,  за равенство всех перед законом. Всё это лишь либеральная зараза, одурманивающая народ.

       Либералы считают, что они борются за права человека, но при этом первые затыкают рот любому, кто с ними не согласен.

       Политолог Михаил Делягин пишет: «Больше всего в современном российском либеральном сознании бросается в глаза органическая неспособность воспринимать мнение, сколько-нибудь отличающееся от собственного. Подчеркну: не «оттор­жение», не «враждебность», не «нетерпимость», — а именно неспособ­ность самого восприятия как такового.

       Когда наступает торжество либеральных идей, народ плачет и страдает.

       Перед вами отборные высказывания российских либералов:

ЧУБАЙС: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом — новые вырастут».

НОВОДВОРСКАЯ: «Русских нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию их положили у параши, и правильно сделали». «Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества»

«Если Россия погибнет, вообще, в принципе я лично роптать не буду».

«Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы (!), и ЦРУ (!), и США (!) использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила свое и хватит врать про права человека и про правозащитников».

Б.СТОМАХИН: Убивать, убивать, убивать! Россию можно только уничтожить. И ее НАДО уничтожить, — это мера превентивной самообороны рода человеческого от той изуверской дьявольщины, которую несет в себе Россия. Русских надо убивать, и только убивать — среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить и на понимание которых можно было бы надеяться.

ПАНЮШКИН: «Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев… Я русский, но я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три — максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят».

Ю.ГУСАКОВ: (Видный идеолог «Единой России», основатель официозного телеканала russia.ru)

«Страну населяет звероподобный сброд, которому просто нельзя давать возможность свободно выбирать. Этот сброд должен мычать в стойле, а не ломиться грязными копытами в мой уютный кондиционированный офис. Для этого и придуманы «Наши», «Молодогварейцы» и прочий быдлоюгенд. Разве не понятно, что при свободных выборах и равном доступе к СМИ победят как минимум ДПНИ и прочие коричневые? Валить из страны надо не сейчас, когда «Наши» и прочие суверенные дол…бы строем ходят. Валить отсюда надо именно когда всей звероподобной массе, когда этим животным позволят избрать себе достойную их власть.  Вот тогда я первый в американское посольство ломанусь. А сейчас всё прекрасно – бабки зарабатывать можно, в ЖЖ лаять на Кремль можно, летать куда угодно можно. И не надо ребенку еврейскую фамилию на русскую менять, чтоб он в МГУ поступил. Сейчас полная свобода».

А.ТРОИЦКИЙ: Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их – начиная от ментов, заканчивая депутатами, то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко.

Р.ДОБРОХОТОВ: Две трети населения России являются ксенофобами и латентными преступниками. Если мы сейчас им дадим свободу, исправлять потом, уже через несколько лет, будет поздно.

       Как обычно рождаются либеральные ценности? Послушаем Льва Толстого:

     «Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России всё дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело. Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему весёлую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника – обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за лёгкий туман, который она производила в его голове».

Петр Ковалев 

Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

 

.