Помогите перевести сайт на английский язык. Присылайте перевод этой статьи на адрес translate@podskazki.info

Маргинальность Маргинал

Просмотров: 533

07.10.2017 by petr8512



 Я обожаю маргиналов, у них жизнь и сознание незамутненное,

 они не участвуют в этой нашей запрограммированной жизни.

Я сам пытался стать маргиналом, но уже поздно было.

Эмир Кустурица

     Я стою на краю,
Хотя нет, лишь на грани.
Не переиграть мне роль свою,
Не изменить и землю под ногами.

Я маргинал, для вас я аномален,
Я нигилист, а значит инфернален.
И мной общественный режим нарушен,
Но ваши мнения лишь просто тлен!

Элен Маг

Маргинальность как качество личности – склонность значительно отличаться от большинства своим поведением, взглядами на действительность, внешностью; находиться вне или на границе своей социальной среды, различных социальных групп, систем, культур, быть в какой-то степени изгоем и испытывать влияние их противоречащих друг другу норм, ценностей.

    Если верить биографам маргинальной Марлен Дитрих, она была равнодушна к сексу, но очень падка на восхищение своей особой — цветы, комплименты, все чувственные виды поклонения нужны были ей постоянно. Поскольку поклонники требовали секса, она спала с ними, смирившись с этой нудной потребностью человечества, но скучала в процессе. Видимо, поэтому она не знала так называемой верности и изумлялась сценам ревности, которые устраивал очередной любовник, когда она, еще не расставшись с ним, позволяла затащить себя в следующую постель, гарантирующую необходимую порцию восхищения. Даже всемирная слава не насытила её чудовищного аппетита — поклонение нужно было ей, как воздух, до старости, которую она провела, валяясь в постели и читая журналы.

    Антиподы — ненасытная Дитрих и скрывшаяся от славы Грета Гарбо, — о которых мечтали миллионы мужчин по всему миру, никого не любили — физиологически не были к этому способны, но оплодотворили романтическими чувствами колоссальное количество душ.

   Маргинальность (marginalis — находящийся на краю) — социологическое понятие, обозначающее промежуточность, «пограничность» положения человека между какими-либо социальными группами, что накладывает определённый отпечаток на его психику. Это понятие появилось в американской социологии в  1920-е для обозначения ситуации неадаптации иммигрантов к новым социальным условиям.

    Современное значение слово получило в 1928 году благодаря американскому социологу Р. Парку (1864-1944). Маргиналами согласно Парку являются люди, потерявшие связь со своей средой обитания, кругом общения, но не примкнувшие к другой и другому, то есть те, кто находится как бы на краю, на границе культурного общества. В первой трети ХХ века в Америке маргиналами становились сельские жители, оказавшиеся в городах и не смогшие найти в них себе применение, люди, длительное время не имевшие работы, эмигранты, отправившиеся в США за счастьем, но не нашедшие его. Постепенно, однако, понятие «маргинал» приобрело более широкий смысл: Маргинал — ассоциальный человек, образ жизни которого отличается от общепринятого в обществе.

    Маргинальность – термин, при помощи которого в социологии обозначают переходный, структурно неопределенный статус того или иного индивида или соци­альной группы. Соответственно, люди, которые по каким-то причинам не при­мыкают или не могут примкнуть к тому или иному слою общества, называются маргиналами. Понятие маргинальности тесно связано с социальной мобильностью, так как любой че­ловек, переходящий из одного слоя в другой, на какой-то момент обязательно становится маргиналом, что обычно связано с болезненными психоло­гическими переживаниями. Обычно состояние маргиналь­ности не является длительным, хотя существуют вынуж­денные или сознательные маргиналы (бомжи, алкоголи­ки, разного рода радикалы и т. д.), которые находятся в нем длительное время.

      Для маргиналов характерно враждебное отношение к общественному мнению, неудовлетворённые амбиции, себялюбие, повышенная чувствительность, некоторая тревожность.

     Маргинальность – это ни достоинство, но и не недостаток. Это ни хорошо и ни плохо. Это  просто никак у всех, это по-другому. Это некоторый разрыв со своей социальной средой. Это путь, когда отвергаются принятые в обществе ценности и традиции. Это попытка утвердить собственную систему норм.

    К маргиналам относятся люди, которых невозможно отнести к определённой социальной группе, они как бы зависают на границе отличных между собой групп, а посему ощущают на себе их противонаправленное влияние.

    Индивидуальная маргинальность характеризуется неполным вхождением индивида в группу, которая его полностью не принимает, и его отчуждением от группы происхождения, которая его отторгает как отступника. Индивид оказывается «культурным гибридом», разделяющим жизнь и традиции двух и более различных групп.

     Сталин считал себя человеком русской культуры, отодвинув свое грузинское (по другой версии — осетинское) происхождение; Иван Грозный ощущал себя потомком древнеримского императора Августа (Цезарь, видимо, не казался ему особо легитимным) и легендарного римского героя Пруса, а не русским — лапотность происходящего вокруг, наверное, раздражала его бесформенностью.

     Даже Чарльз Дарвин, совершивший революцию в естествознании, проявлял некоторую маргинальность. В 1874 году Чарльз Дарвин сказал своему другу, директору Королевского ботанического сада Джозефу Гукеру, что никогда не научится работать на пишущей машинке, которую только что начал выпускать «Ремингтон». Но его сын Френсис молод и может решиться на любой опасный эксперимент. Мозг шестидесятипятилетнего Дарвина, всего несколько лет назад закончившего «Происхождение человека» и продолжавшего писать научные книги, работал еще в полную силу, но человек, совершивший один из самых радикальных переворотов в естествознании, воспринимал как опасный эксперимент работу на пишущей машинке, ставшей общим местом массовой культуры ХХ века.

    Жившие в советскую эпоху, по сути, уже являются маргиналами. Писательница Надежда Венедиктова высказывает на этот счёт любопытное мнение: «Привычка жить наедине с двумя эпохами, отслеживая их аромат и выверты, сформировалась уже после сорока — развал советской империи и резкий кувырок из одной общественной формации в другую подарил редкую и драгоценную возможность сидеть сразу на двух исторических стульях. И при этом активно ерзать, запуская нос и пальцы во многие трещины, идущие не только по фасаду.

    Со временем каждую из эпох удалось приручить — во всяком случае, есть ощущение интима, и они уравновесились до равнозначных живых пространств, каждое из которых подсвечивает другое и позволяет познавать в сравнении, заодно совершенствуя мою позицию маргинала — никому не принадлежать полностью, даже себе, чтобы сохранять хотя бы гипотетическую возможность объективного восприятия жизни. Чёрт его знает, достижимо ли оно на самом деле, но попробовать стоит. Обдуманный флирт с эпохами совпал по времени с долго нарабатывавшимся умением осознавать свою жизнь почти ежесекундно — как говаривал в таких случаях Бердяев, я постоянно трансцендирую; правда, выяснилось, что это занятие требует слишком много энергии, поэтому приходится регулярно сачковать, чтобы не выпасть в осадок раньше времени. Особенно приятно дрейфовать между собой и человечеством, утопая в его яростном многообразии».

     Социологи выделяют следующие основные виды маргинальности:

 1) собственно социальная маргинальность (например, группы, которые порвали связь с прежним слоем, но еще не присоединились к новому слою);

  2) экономическая маргинальность, которая сводится в основном к феномену безработицы, как вынужденной, так и намеренной (в последнем случае безработный живет на деньги, выплачиваемые ему в качестве пособия государ­ством или иными структурами);

 3) политическая маргинальность, при которой инди­видов не устраивают существующие формы политичес­кой жизни;

   4)религиозная маргинальность, при которой человек находится вне конфессий и не может совершить выбор в пользу одной из них.

     Как утверждает философ Энвер Измайлов, люди не принимают ничего от маргинала. То есть вместо того чтобы исполнять обязанности, вместо того, чтобы находиться внутри ситуации и быть вместе, человек, идущий по пути духовного развития, как бы отделяет себя, он особенный, «белая кровь», голубая, точнее,  но в любом случае нечеловеческая, то есть она такая… «духовная». И люди это воспринимают как маргинальность, это, по сути, и есть маргинальность. Поэтому когда человек устойчив в духовном мировоззрении, то эта устойчивость заключается в том, что он преобразует мир, в котором он живёт: его семья, общество, в котором он находится, работа, — там все одухотворяется. Не потому, что он там всем, так сказать, проповедует, не обязательно. Нужно говорить, конечно, о Боге, о философии, но нужно говорить тогда, когда уже есть «кредит доверия», когда человек уже понимает, что вы не маргинал, что у вас есть свой путь, который оберегает вас от страданий.

(Просмотров 15 всего, 1 сегодня)




Яндекс.Метрика