RSS Feed

Прилежность

17.06.2014 by petr8512

Упорство и прилежание лучше, чем беспутство и гений.

Эрих Мария Ремарк, «Три товарища»

Прилежание, соединенное с терпением, может всему научить.

Федор Николаевич Глинка. …

 Прилежность приходит от умения анализировать свои действия и умения

 управлять собой.  Бог не благоволит к тем, кто ничего не делает.  Только

прилежные люди, одержавшие победу над собой, оставляют свой след в истории.

 Прилежность поднимает человека из разряда низких и простых в разряд

великих и успешных людей.

Сандей Аделанджа

      Прилежность как качество личности – способность проявлять старательность, некоторое усердие и аккуратность.

     Мопассан некоторое время работал чиновником в министерстве. Через несколько лет в архивах министерства обнаружили характеристику на Мопассана: “Прилежный чиновник, но плохо пишет”. 

     Прилежными учениками бывают не только люди, но и животные. У знакомых был котенок, и он, естественно, гадил. Ну и самый простой способ, который порекомендовала соседка, это взять котенка за шкирку, ткнуть носом в дерьмо и выбросить в форточку. Так как они жили на первом этаже, за котенка не беспокоились. И это продолжалось десять дней: котенок гадил, они его брали за шкирятник, тыкали мордой в дерьмо и выбрасывали в форточку. На одиннадцатый день кот после того как в очередной раз сделал безобразие… разогнался сам, ткнулся мордой в то, что он сделал и с истошным “мяу!” выпрыгнул в окно…

      Прилежность вырастает в семье таких качеств как усердность в труде, старательность, добросовестность, упорство и настойчивость в достижении целей, трудолюбие, высокая ответственность и чувство долга.  Вырастая в такой благостной среде, прилежность предрасположена к успеху и удаче, ибо удача приходит только к тем, кто исполняет свои обязанности прилежно.

    В соломоновой  «Книге Притч» раскрывается роль прилежности в жизни человека. Соломон сам был прилежным человеком и твердо знал, что только прилежный человек способен получить благословение Бога. Он пишет: «Ленивый не жарит своей дичи, а имущество человека прилежного многоценно”(Притчи 12:27); Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных обогащает  (Притчи 10:4).

      Богоугодным можно считать человека, который прилежно реализует своё жизненное предназначение, способности и таланты во имя Бога и людей. Сандей Аделанджа пишет: «Прилежание не только может сделать человека успешным – оно может явить в его жизни благоволение Бога и поднять его до самого высокого уровня общества, что подтверждает Библия: “Видел ли ты человека проворного в своем деле? Он будет стоять перед царями; он не будет стоять перед простыми” (Притчи 22:29). Слово “проворный” имеет то же значение, что и “усердный”, “прилежный”. Прилежность всегда открывает дверь в царские палаты. Невозможно, будучи прилежным и ревностным, остаться внизу и быть никем. Прилежность человека возвышает его. Цари, то есть люди, занимающие ключевые посты в государстве, ищут именно таких помощников и слуг. Они ищут людей, которые умеют хорошо работать – прилежно и усердно выполнять порученное им дело. Простой пастух Давид был проворным и потому был поставлен перед царем Саулом. Величие ожидает проворного, прилежного человека, его ожидает почесть и слава. “Рука прилежных будет господствовать, а ленивая будет под данью” (Притчи 12:24). Божье благоволение поставляет господствовать только прилежных людей. Это Божий принцип. В политике, бизнесе, науке и других сферах жизни общества главою может стать только очень прилежный человек – тот, на кого смотрит Бог и к кому Он благоволит».

      Иными словами, успешность человека является прямым следствием прилежности и усердия. Благословение Бога проявляется в жизни человека как следствие его прилежности.

      Прилежность – сестра старательности и добросовестности. А где старательность, там заботливость о людях. Две женщины брали воду из колодца. Подошла к ним третья. И старенький старичок на камушке отдохнуть пришел. Вот говорит одна женщина другой: – Мой сынок ловок да силен – никто с ним не сладит. – А мой поет, как соловей. Ни у кого голоса такого нет, – говорит другая. А третья молчит. – Что же ты про своего сына не скажешь? – спрашивают ее соседки. – Что же сказать, – говорит женщина. – Ничего в нем особенного нету. Набрали женщины полные ведра и пошли. А старичок за ними. Идут женщины, останавливаются. Болят руки, плещет вода, ломит спину. Вдруг навстречу три мальчика выбегают. Один через голову кувыркается, колесом ходит. Любуются им женщины. Другой песню поет, соловьем заливается – заслушались его женщины. А третий к матери подбежал, взял у нее ведра тяжелые и потащил их. Спрашивают женщины старичка: – Ну, что? Каковы наши сыновья? – А где ж они? – отвечает старик. – Я только одного сына вижу.

     Если прилежность захотела бы воплотиться в человеческом обличье, она выбрала бы великого философа Имануила Канта (1724 – 1804). Иммануил Кант родился в семье шорника. Рос он на окраине города среди мелкого торгового и ремесленного люда. В семье было пятеро детей. Маленького Иммануила воспитывали в обстановке уважения к труду, честности и пуританской строгости. С детства мальчик обладал хилым здоровьем, и мать – Анна Регина – старалась привить сыну физическое и нравственное здоровье,  прилежание, разбудить пытливость и воображение. Благодаря природным способностям и прилежанию Кант, несмотря на хилое здоровье, был одним из лучших учеников гимназии.

    Он признавался: “Две вещи наполняют душу мою все новым удивлением и нарастающим благоговением: звездное небо надо мной и нравственный закон во мне”. Нравственным он считал: не делать другому того, что не желал бы себе; относиться к человеку как цели, а не средству. По его словам, “глупость — это недостаток, и против него нет лекарств”. “Гений — это талант изобретения того, чему нельзя учить или научиться”.

      В отечественной истории тоже был яркий феномен прилежности в лице Михаила Ломоносова. В книге «Слово о Ломоносове» Борис Шергин пишет: «Буря-непогодушка унесла его с родной сторонушки. В архиве холмогорского воеводы сохранился документ: «7-го декабря 1730 года с дозволенья отца своего отпущен к Москве Михайло Васильев сын Ломоносов, О чем выдан ему пашпорт». С помощью обозников Михайло отыскал в Москве рыбного старосту, холмогорца. Земляк, выслушав юношу, умилился и прослезился: – Неслыханно! Отрок, из одной токмо жажды знания, презирая тысячи препятствий, за тысячу верст бежит в Москву учиться!… Славяно-греко-латинская академия учреждена была еще в XVII веке при Заиконоспасском, что на Никольской улице, монастыре. Сюда земляк и привел Михаила. Удивился и отец архимандрит, ректор академии: – Преудивленно! У нас ребята от учения, как от заразы, бегают. Дубьем не можем приневолить, а этот ради наук с Белого моря прибежал!… Податное сословие не препятствие: несть правила без исключений.

    Принятый в Спасские школы, как называли в Москве академию, Михайло ног под собой не чуял от радости. Ежели по доме какая слеза катилась, та назад воротилась. Низшие классы он прошел в один год. Через год умел уже сочинять латинские вирши – стихи. Латынь была тогда преддверием всех наук. Сочинения писались по-латыни. Михайло быстро одолевал класс за классом. Был первым в богословии и в философии, в красноречии и в поэзии. Но в Москве не оказалось тех наук, ради которых он сюда прибежал. Ни физика, ни механика, ни астрономия, ни иные науки, объясняющие природу и ее явления, в школе не преподавались. Конечно, пытливый и живой ум везде находил себе пишу. Библиотекарь и ключ отдал ревностному любителю наук: «Начитаешься, дак закрой! А я ужинать да спать!…»

    Между тем житье-бытье в школе было скудное и суровое. Пища грубая; посты строгие: кроме хлеба звено рыбы, чаша квасу… А дома у отца нищим пирогами подавали… Холмогорцы-обозники ежегодно привозили письма от отца. Отец звал домой неотступно: «Воротись, дитя! Я остарел… на кого брошу дом и промыслы, нажитые потом кровавым… Воротись, дитя! Лучшие люди отдадут за тебя своих дочерей…» Сытой, богатой жизнью соблазнял отец, а сын, хотя и хлеба от обеда к ужину не оставалось, наук не бросил. Еще пасмурно, неясно, неустроенно было все вокруг, но в туманных далях житейского моря ярко и призывно светил свет науки. Туда, не оглядываясь, управлял Михайло корабль своей жизни».


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru